Асхат Каюмов о влиянии экологии на экономику

Председатель совета Нижегородской региональной общественной организации "Экологический центр "Дронт"

Мы поговорили с Асхатом Каюмовым – председателем Совета Нижегородского общественного движения экологический центр «Дронт», координатором Рабочей группы ОГФ « Экология ». Он рассказал о влиянии экологии на экономику и о том, что необходимо сделать для формирования благоприятной экологической обстановки.

По данным Всемирной организации здравоохранения, треть причин смертности – это экологические факторы: каждый третий умирает из-за неблагоприятной окружающей среды.

По словам Каюмова, в России треть населения живет в тех условиях, в которых жить нельзя. Например, Нижегородская область – один из лидеров по онкозаболеваемости. Причина у этого одна - некачественная окружающая среда.

Как убрать свалку у дома?

Если возле дома свалка – это как раз самый простой вопрос. Вы пишите жалобу в электронном виде на сайте Росприроднадзора или Московского министерства экологии, муниципалитет огребает по ушам, и уж в Москве как раз денег дадут, чтобы убрать свалку. В стране нет. В целом по России крайний кто? Муниципалитет, правильно? Правильно. У муниципалитета денег нет, полномочий нет, властных рычагов нет. Он героически уберёт чужую свалку, он по всей стране это делает. Но к лету мы начинаем получать ответы: «План убора свалок этого года уже выполнен, денег больше нет, ту свалку, про которую вы нам написали, мы в план следующего года включим и при наличии финансирования уберем». Уберут. Вот сейчас с появлением региональных операторов частично это будет решаться. Посмотрим в 2019 году на самом деле. А так точечно всё понятно: через полгода, через год-полтора всё равно уберут, если вы её где-то засветили перед контролёрами. Они не отстанут от муниципалитета, пока он не уберёт. Но вопрос не в том, чтобы свалку убрать, а в том, чтобы они не появлялись. А тут уже опять пошла ваша любимая экономика: нужно менять систему упаковки, систему производства товаров, чтобы меньше было отходов в результате Это совсем другое… Это опять нужно менять мозги, и нужна политическая воля, мы всё время в этом будем упираться… Она есть не всегда. И даже когда она есть, мы упираемся в стандартные проблемы. Президент проявляет политическую волю и говорит: «Год экологии». А страна что делает? Имитирует активность. Вот уже есть всё, что нужно, главный сказал….

Сколько стоит чистая страна?

Подобные вещи считали, считали многократно. Это мы опять уходим в экономические темы. Понятно, что если мы будем меньше производить одноразовых товаров, а будем производить товары длительного срока службы, достаточно легко ремонтируемые, то воздействие на окружающую среду резко уменьшится, потому что меньше ресурсов надо освоить. Но и доходы ряда компаний уменьшатся. Зато появятся доходы других компаний, которые занимаются ремонтом, появятся рабочие места в этой сфере. Сейчас же громадная проблема в той же Европе - рабочие места. А это тот самый случай… Но мы опять упираемся в необходимость смены парадигмы (красивое слово) развития общества. На самом деле проблема вот тут [в голове]. Как только мы в мозгах у себя изменим, дальше всё это будет происходить. А так, в принципе, с точки зрения экономического развития, создание, скажем так, долгоживущих предметов потребления выгодней. А с точки зрения некоторых секторов… Это известная вещь: в Штатах есть лампочка, которая светит уже полторы сотни лет, одна из первых сделанных. А потом бизнес, который начал делать лампочки, устроил картельный сговор и сказал, что лампочка должна работать не больше трех тысяч часов, а иначе они будут гореть, никто не будет покупать, мы разоримся. Такой картельный сговор известен на женских колготках. Первые женские колготки можно было использовать в качестве тросов, они не рвались. Но производители колготок сказали: «Так мы же так разоримся, потому что женщины каждая купит по колготкам и всё». И договорились сделать так, чтобы они были короткоживущие и рвущиеся. С общечеловеческой экономической точки зрения это долгоживущие устойчивые вещи, а как только начинаем затрагивать отдельные сектора, конкретному бизнесу выгодно, чтобы мы с вами каждый день покупали новые товары. А это экологические последствия, потому что любое производство - это огромное освоение ресурсов. (Производство товаров длительного срока службы) выгодно людям, потому что больше чистого воздуха, меньше людей, которые заболеют и умрут, больше нетронутых природных ресурсов - обществу в целом это хорошо. Да, например, отмена смертной казни создала безработицу среди тех, кто занимался расстрелами. Но это не значит, что нужно вводить смертную казнь, чтобы эти ребята имели работу? Понятно, что когда мы меняем что-то в интересах всего общества, всегда есть какой-то слой, кто будет обиженным, это нормально. Просто надо переориентировать этих людей на другие виды деятельности, этот бизнес переориентировать. Сейчас даже столь нелюбимый мною «Росатом» вдруг осознал, что весь мир переходит на другие вещи, и полез в сферу возобновляемой энергетики. И это хорошо, потому что иначе бы они через 15-20 лет оказались у разбитого корыта, а так они к тому времени выйдут на новую сферу и будут заниматься в новой отрасли. Кто-то должен применить политическую волю и сказать: «Нет ребята, всё хорошо, кроме того, что мы загадили всё вокруг вашими одноразовыми предметами, меняем концепцию». Эти вещи нужны, нужны такие решения, которые будут во благо всего общества менять финансовые и экономические потоки.

Каковы основные экологические проблемы в России и мире?

По-крупному, я бы сказал, чего-то уникального для России нет. Есть какие-то особенности, связанные со стандартной проблемой – это наше ресурсное проклятие, нам очень тяжело менять эти стратегии развития, когда у нас есть немножко нефти, которую можно продать и получить денег. В других странах это идет легче, потому что там нет такого количества ресурсов, которые можно продать и на этом долго жить. Аналогичные вещи ведь во многих ресурсных странных. Только Норвегия сумела из этого выйти мягко, а все остальные в такой же капкан попали, как и мы. То есть это не специфический для России, а общий вызов. Мы думаем на неделю вперед, на полгода вперед. А когда мы говорим: «Ребята, последствия будут через пять лет, через 20 лет, давайте подумаем на 50 лет», вот тут человечество встает в ступор и не хочет думать на длинные периоды. А когда эти периоды срабатывают, то начинается …. А надо было думать 50 лет назад. То есть на самом деле главная проблема одна, она в мозгах . Как только существенная часть населения научится думать не только о сегодняшнем куске колбасы или о сегодняшнем мерседесе, а о детях и внуках (лучше о внуках), вот как только существенная часть, процентов 15 человечества, будет думать о том, какую планету они оставляют внукам, у нас с вами кардинально всё изменится , потому что они заставят и бизнес перестраиваться, и правительства принять нужные решения… Сегодня максимум о своих детях думают … А экологические проблемы длинные.

Чем экологические вызовы прошлого и будущего отличаются от сегодняшних?

50 лет назад, надо сказать, человечество даже ещё не осознало эту проблему. Собственно, первый доклад - это 1972 год, когда человечество на уровне ООН сказало: «Оба-на! Приплыли!» Причем сказано было на высоком уровне, а человечество в целом еще не услышало. Потом понадобилось ещё 20-30 лет, и человечество услышало, почувствовало на себе. Чаще всего ведь слышат не потому, что по телевизору рассказали, а потому что на себе ощутили, когда начался последние 20-30 лет рост числа стихийных бедствий, рост числа погибших, рост числа экологических беженцев…. Люди начинают ощущать. Так что 50 лет назад мы в эту тему только-только начали вникать. Сегодня мы со страшной скоростью вымираем как человечество из-за экологического фактора, но ещё тоже не до конца это осознали. А через 50 лет, я думаю, хлебнём по полной.

О цифрах и статистике

Всемирная организация здравоохранения сказала, что в (причинах) смертности человечества 30 процентов составляет экологический фактор. То есть, грубо говоря, каждый третий умирает из-за неблагоприятной окружающей среды .

В ситуации, когда у нас с вами на сегодня миллионы людей на планете пьют воду такого качества, которую пить нельзя, просто нельзя, это не вода, это некая жидкость с большим количеством загрязнений, когда сотни тысяч ежегодно умирают от некачественной питьевой воды… Зачем далеко ходить? У нас в России треть населения живет в тех условиях, в которых по действующим достаточно гуманным, с точки зрения госконтроля, нормативам жить нельзя, а они живут. И мы совсем недавно решили проблему, уменьшив количество городов с экстремально высоким загрязнениям. Два года назад мы решили эту проблему. У нас сразу в 40 городах стало хорошо. Мы что сделали? Мы изменили норматив по формальдегиду. То есть было одно требование, а мы его раз и сделали более лояльным. И сразу люди, оказывается, живут в хороших условиях. Это вот из серии «нам шашечки или нам ехать». Если нам ехать, то вот эти игры с нормативами ничего не решают, люди по-прежнему будут дохнуть в этих городах. Но по бумагам будет всё красиво. К сожалению, у нас с вами на сегодня существенная часть населения планеты живёт в тех условиях, в которых жить нельзя. У нас вами понятие «экологические беженцы» стало нормой, просто нормой, потому что катастрофически не хватает воды, катастрофически не хватает территории для выращивания сельхозпродуктов, и ситуация усугубляется. Эту тему не слышал только, наверное, совсем уж слепоглухонемой. Ведь понятие глобального изменения климата не в том, что будет теплее, оно в том, что будет по-другому: там, где мы привыкли вести сельское хозяйство, это может стать невозможным. Например, в Сибири будет резко холоднее чем сейчас, в условиях так называемого потепления, а значит привычные виды деятельности там станут невозможны. Средняя полоса будет более засушливой, а это значит, что надо менять сельское хозяйство, менять его структуру, начинать переходить на другие культуры. Опять надо в мозгах менять… Сегодня мы с вами наблюдаем процесс, когда человек всё больше и больше от своей неграмотной хозяйственной деятельности отгребает, но, к сожалению, задумывается, когда уже чаще всего поздно. Знаете, самые высокие высокоактивные в экологическом плане люди - это те, кто там получил, например, раковое заболевание, у которых родственники умерли. Они активны, но родственника не вернешь. Когда твои дети заболели раком, лежат больнице и умирают, мамаши бегают и готовы убить всех за то, что ребенок дышал не тем, чем можно дышать. Но в это время, на этой стадии уже поздно. Беда в том, что когда мы начинаем видеть, ощущать на себе экологические проблемы, чаще всего уже поздно. С ними надо заниматься, когда мы мозгами узнали, что они есть, а не когда они нам по мозгам дали, вот в этом нюансы.

Как человеку узнать, в какой экологической обстановке он живёт?

Я бы сказал так: для нашей страны характерна экономия на этом (экологическом) секторе, мы это наблюдаем, мы от этого сильно страдаем. Например, в Нижнем Новгороде на сегодня работают восемь постов мониторинга. В Москве побольше, да. Но в городе, аналогичном по площади, например, возьмем Лондон, 200 постов мониторинга, там любой источник загрязнения уловим. К сожалению, очень часто мы не можем быстро среагировать именно из-за слабой сети мониторинга. Но эта сеть всё равно работает, она выдает в ежедневном режиме в обязательном порядке информацию для сайтов Гидромета, они обязательно рассказывают, если есть превышение фоновых концентраций. Это для людей сигнал о каком-то неблагополучии и о какой-то реакции. Дополнительным фактором является заболеваемость и смертность, но это уже опять то же самое, о чём мы говорили, это уже поздно. То есть, если Гидромет регулярно выдает превышение концентрации чего-то по качеству воздуха, нужно не ждать, пока у тебя сосед помрет от болезней органов дыхания, а нужно сразу проявить минимум активности и сказать, что ты с этим не согласен, подтолкнуть госорганы, чтобы они выявили причину. Очень часто это отдельный долгий процесс, потому что при малой сети мы не всегда можем быстро поймать причину. Нам приходится ещё какое-то количество времени потратить на поиск. И после этого, если люди достаточно активны в требовании по защите своей окружающей среды, то система медленно, но начнет работать. Здесь очень многое зависит от активности людей. Если сидеть на кухне с рюмочкой водки и рассказывать друг другу о том, как все плохо, то так плохо и будет. А вот если помнить, что есть специальные государственные органы, которые должны заниматься и которые, на самом деле, не успевают всё, что надо… У них приоритет простой, есть пословица: «Дитя не плачет - мать не разумеет». Если дитя активно плачет, что вот здесь плохо, этим начинают заниматься. Если дитя активно плачет, что в нескольких местах плохо, а госорган не справляется, он идёт в вышестоящие структуры и говорит: «Я не справляюсь, мне нужны ресурсы». Те тоже сначала какое-то количество времени будут думать, а потом, видя, что люди требуют решения проблемы, эти ресурсы будут выделять. Но для этого мы с вами должны сказать, что нам это надо. Нельзя человека насильно втащить в счастье, он должен сам этого захотеть. Если человек хочет вылезти, пардон, из дерьма, он вылезет. А, если мы будет его оттуда выдергивать, он будет назад залезать. Он должен захотеть. Вот мы с вами это сейчас наблюдаем в Подмосковье: мусорные практически бунты по всей Московской области, когда люди говорят: «А мы не хотим свалку рядом!» И все происходит, и президент своим решением закрывает наиболее оголтелые свалки. И Ростеху уже, монстру, говорят: «Ты с мусоросжиганием что-то погорячился». Когда большое количество людей говорит, что хочет благоприятной экологической среды, не быстро, но эта среда будет создаваться. Ну, а нет общественной потребности, откуда она возьмётся?

Об экологических организациях и активности граждан

Если мы сравним с Европой, то там количество гражданских, в том числе экологических, организаций существенно больше. Но главное не в этом, главное, что уровень понимания этих проблем гражданами, которые не входят ни в какие экологические организации, в среднем сильно выше, чем у нас. И соответственно общественная поддержка… То, о чём мы говорили, там большое количество людей понимает важность проблемы. Они активно побуждают и государство заниматься, они активно и сами поддерживают неправительственный сектор, и они точечно участвуют его в работе. Тут скорее главная проблема, как обычно, - в мозгах. Нам нужно, чтобы количество граждан в нашей стране было существенно больше, чем сейчас, чтобы хотя бы процентов десять-пятнадцать жителей страны стали гражданами, готовыми заботиться о своей стране, тогда это вырастет… С точки зрения «нужны - не нужны», пока у нас с вами просто фантастическая смертность от экологических причин в стране, экологические организации нужны. Простой пример - наша многострадальная Нижегородская область. Мы в лидерах по онкозаболеваемости. Причина одна - некачественная окружающая среда. Что это там - вода, грязная пища, грязный воздух - не важно, важно, что это некачественная окружающая среда. Мы можем сколько угодно вкладываться в здравоохранение, на раннюю профилактику, лечение, но это будет вечный процесс. Потому что нужно понимать, откуда берется причина. Причина в некачественной среде. Надо понимать где, какую проблему с окружающей средой надо решить, и тогда на здравоохранении сумеем сильно сэкономить. Сегодня мы вкладываемся в Нижегородскую область, правительство - молодцы, они наладили раннюю диагностику, они уменьшили, реально уменьшили смертность за счет этого. Но заболеваемость не падает, вот в чем беда, потому что никакой диагностикой причину не устранишь. Надо искать причины и их устранять, а это значит, надо лезть в экологическую сферу и разбираться, почему у нас вода в Волге грязная, почему у нас воздухом в городе дышать нельзя… То есть это сферы стыковочные. Поэтому, если мы занимаемся детьми, дети должны быть здоровы, а не просто всесторонне развиты. Потому что если ребенок всесторонне развит, но к 15 годам умирает от болезней органов дыхания, то это плохо. Поэтому одним из блоков его всестороннего развития должно быть создание ему условий, чтобы он, собственно, прожил полноценную жизнь, не заболел от некачественной среды, не умер раньше времени. А у нас с вами на сегодня 50 миллионов человек в стране живет в условиях, в которых жить нельзя.

О двигателе экологического прогресса

Как ни странно это звучит, но очень часто такими субъектами выступает наша с вами промышленность. Они чего-нибудь наворачивают, создадут проблемы, люди эти проблемы увидят и начинают их обуздывать, а заодно их начинает обуздывать промышленность из других секторов. Очень часто существенный вклад в решение экологических проблем вносят те, кто создаёт эти проблемы. Потому что они показывают людям эти проблемы, люди быстро их осознают и начинают активизироваться. Конечно, гигантский вклад вносят многострадальные российские учителя, которые за нищую зарплату без каких-либо стимулов кроме палки, которую они огребают постоянно, поднимают уровень экологической грамотности следующих поколений. Вот это вот те самые подвижники, на которых, собственно, всё и держится, потому что понятно, что они делают ту самую важнейшую работу, они меняют мозги в сторону более грамотного общества.

Об Общероссийском гражданском форуме

В моем понимании одна из больших проблем гражданского общества, что мы узко зашорены. У нас не хватает зачастую времени, валентностей на то, чтобы в соседнем секторе гражданского общества как-то помочь и поддержать. Это плохо, это очень плохо, потому что мы от этого слабеем. Надо объединять эти сектора, объединяться максимально. Но для этого мы сами должны понимать, что это нужно, должны понимать, что вот я ничего не успеваю, у меня катастрофически не хватает времени, но я должен выделить какое-то количество времени и сходить вместе с какой-нибудь организацией, которая занимается, например, детьми из детдома, и рассказать им про экологические проблемы. Потом они мне расскажут про свои, и нам обоим будет легче работать. Объединить усилия, вместе с ними сходить к губернатору и сказать, что экологические проблемы важны, но этот сектор тоже нужен. На самом деле, вот этого у нас с вами очень не хватает, потому что мы реально как бы зашорены в своей теме. И дальше в рамках дальнейшего развития Общероссийского гражданского форума нам надо идти по пути каких-то межсекторальных взаимодействий, совместных проектов… Простой пример: мы же можем, делая экологические тропы в заповедниках (и это стало возможно в последние годы, мы сначала об этом говорили 10 лет назад, а сейчас это становится потихонечку нормой), мы же можем делать так, чтобы по ним инвалиды-колясочники могли проехать… Первые тропы топтали так, что здоровый человек еле пройдет. А сейчас в Керженском заповеднике делают настилы, и уже всё, тропы становятся доступны для того сектора, который всё-таки не экологический, но эти люди - часть социума, и мы делаем для них какие-то комфортные условия, у нас прошло какое-то совместное действие. Главная проблема, мы с вами об этом говорили, главная экологическая проблема, она в головах. Когда люди из другого сектора начинают об этом задумываться, они и для себя что-то полезное сделают, и в целом общество становится более продвинутым, в том числе в экологической сфере.

Любимая книга Асхата Каюмова

Классика, братья Стругацкие, вещь-нетленка «Трудно быть богом». Как её написали в шестидесятые годы, так она с тех пор актуальна, и сегодня не утратила актуальности ни на грамм. Это моё любимое произведение, перечитываю раз в полгода, получаю огромное удовольствие. Вообще Стругацких надо перечитывать, они ухитрились более сорока лет назад написать про нашу с вами жизнь, это актуальнейшая вещь, которая всё время заставляет работать мозги. Это, в моем понимании, всем полезно. Но читать вообще полезно, мало кто читает в последнее время.

Девиз Асхата Каюмова

Девиз по жизни простой: «Вперед и никого не бойся!»

Экологический центр «Дронт» - общественное движение, не имеющее юридического статуса, которое объединяет неравнодушных к судьбам планеты людей.

Подразделения центра по своим сферам деятельности охватывают большинство существующих экологических проблем и объединяют лучших в регионе специалистов в своей области.

Специалисты центра постоянно оказывают консультации обращающимся организациям и гражданам как по экологическим проблемам и экологической обстановке, так и по процедурам действий по защите своих экологических прав, помогают в написании обращений и исков, поддерживают в судебных процессах.

По законопроектам, подготовленным центром, приняты десятки нормативных правовых актов Законодательного собрания и Администрации Нижегородской области.

Присоединиться к работе центра «Дронт» вы можете, сделав пожертвование, став волонтером или партнером.