Мы получили пустой выхлоп: член экспертного совета МГД Елена Иванова об ужесточении ответственности за жестокое обращение с животным

Сегодня, 20 декабря, президент России Владимир Путин подписал закон об усилении уголовной ответственности за жесткое обращение с животными. Прежде документ был одобрен Государственной Думой и Советом Федерации.

В соответствии с новой редакцией 245 УК РФ («Жестокое обращение с животными») предусматривается повышение ответственности за жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье. Максимальное наказание предусматривается в виде лишения свободы на срок до трех лет. Повышенная ответственность в виде лишения свободы сроком от трех до пяти лет предусматривается за то же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в присутствии ребенка, с применением садистских методов, с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая интернет), в отношении нескольких животных.

Однако важно понимать, что одобренные поправки – это не законопроект «Об ответственном обращении с животными», который прошел первое чтение в ГД еще в 2011 году, а второе чтение которого откладывалось до сих пор. ( О специфике данного закона и причинах «заморозки» работы по нему можно прочитать комментарий Владимира Гройсмана, директора благотворительного фонда помощи животным фонда "Сострадание НН", тут . )

Нововведения в политику по защите животных и правки к статье 245 УК РФ комментирует Елена Иванова, член экспертного совета Комиссии по экологической политике Московской городской Думы .

d0a6a4b3b1fae22f955b5c020540d003.jpg

«Не так давно с большим ажиотажем прошла второе и третье чтение, новая редакция статьи 245 УК РФ об ужесточении наказания за жестокое обращение с животными. Прессой преподнесено это было с некоторым сознательным смещением акцентов, как Закон о жестоком обращении с животными, что и вызвало, правда кратковременную, радость некоторых зоозащитников, которые приняли эту новость за тот самый, так давно ожидаемый, Закон об ответственном обращении с животными. Но чуда опять не произошло. Мы получили пустой выхлоп, организованный на скорую руку, с целью, очевидно, успокоить возмущенную общественность. То есть опять и снова обманутые ожидания не только зоозащзитников, но и очень большого количества людей, которые понимают, что жестокость в нашей стране зашкаливает, перешла все границы и масштабы ее растут необратимо. Это разрушает всю традиционную систему ценностей в обществе, губительно действует на подрастающее поколение. По сути дела это общее нравственное помешательство. Все больше и больше подростков участвуют в издевательстве над животными, причем абсолютно безнаказанно. Жестокость становится установкой личности и только страх наказания не дает пока перенести ее на людей, а слишком часто и переносится. Недавно проведенный опрос ВЦИОМ показал, что 92% опрашиваемых граждан «за» принятия Закона об ответственном обращении с животными. Об этом свидетельствуют и многочисленные общероссийские митинги, петиции, живые линии. Зоозащитное движение становится все более многочисленным, мощным и организованным, но его доводы и требования власть категорически не хочет слышать. И снова обманутые надежды людей, и все больше напрашивается вопрос: кому так хочется превратить нашу страну в полигон живодерства и жестокости? Закон об ответственном обращении с животными единственный закон, подготовленный ГД, который вызвал не протесты у населения, а поддержку в форме круглосуточных пикетов, флэшмобов, голодовки, наконец! В результате нам предлагают очередную неработающую версию неработающей и до этого 245 статьи. Между плохо и очень плохо выбора нет и быть не может. И перенос этих преступлений в категорию средней тяжести с увеличением срока наказания до пяти лет никого обмануть не может. Как раньше не давали по этой статье пусть год, так и сейчас никто не получит пять. В существующей редакции указанной статьи обязательным условием привлечения к уголовной ответственности является наличие в действиях лица, совершившего данное деяние одного из следующих обязательных признаков состава преступления: а) хулиганские побуждения; б) корыстные побуждения; в) применение садистских методов; г) совершение деяния в присутствии малолетних. Вместе с тем умышленное, противоправное действие, выразившееся в жестоком обращении с животными, уже в силу самого определения жестокости посягает на общественную нравственность и не требует дополнительных признаков необходимых для его квалификации. Такая редакция статьи неоправданно сужает ее применение. Депутат Шеин, так триумфально поздравивший себя и народ с неизвестно чьей победой (уж точно не зоозащитников) умудрился сделать заведомо плохую статью еще хуже, чем она была, перенеся во вторую часть - "...в присутствии малолетних.", то есть еще более сузив диапазон ее применения и добавив абсолютно неприемлемое примечание, которое выводило огромное количество животных, обреченных на истязание и гибель, за рамки действия этой статьи: это ритуальные животные, лабораторные животные, сельскохозяйственные животные и охотничьи ресурсы, то есть притравки. Вообще незаконная сфера деятельности! Которая зашкаливает по уровню жестокости, где несчастные животные лишенные возможности защищаться, просто растерзываются охотничьими собаками. Такого нет нигде в мире. И только усилиями главы Комитета по законодательству П.В Крашенниникова и его заместителя А. Грибова буквально за полдня до второго чтения удалось несколько изменить редакцию первой части, было добавлено -" в целях причинения боли и (или) страдания". И снято позорное для всех примечание. Остальное осталось таким же нерабочим, каким и было до этого, то есть наказанию по-прежнему подлежит не сам факт жестокого обращения, а мотивы по которым оно имело место быть.

Вопрос о притравках вынесен сейчас из основного закона и будет решаться в рамках корректировки закона об охоте. В проекте изменений закона об охоте предполагается все-таки узаконить притравочную деятельность (что с нашей точки зрения недопустимо), ограничив ее бесконтактными методами и разместив организацию таких пунктов на специально отведенных территориях охотничьих инфраструктур, находящихся в ведении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Возникает вопрос, кто и как это будет контролировать на частных территориях? Кроме того, беспрецедентные по жестокости правила натравки собак, разработанные РКФ исключительно с целью получения коммерческой прибыли, не пригодны при бесконтактном варианте, за сохранение жестокой забавы сейчас и бьются высокопоставленные лоббисты-охотники. Хотя к подлинной охоте, как утверждают многие охотоведы притравочная деятельность не имеет никакого отношения.

В основном законе единственном методом гуманного регулирования численности безнадзорных животных является метод ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск). Статьи 18,19, и 20 Закона абсолютно четко прописывают и деятельность приютов в рамках этой программы, и мероприятия по отлову, содержанию и возврату на прежние места обитания. Общероссийского регламента и соответствующих норм еще нет. Их должно было бы разрабатывать правительство РФ, а именно Минприроды, в качестве приложения к Закону, подзаконных актов. Собственно это и послужило формальным поводом непринятия закона, поскольку правительство, как водится, не сделало ничего ровным счетом и делать видимо пока не собирается, нет даже перечня. Не собирается, потому что команды нет, понятно откуда она должна спуститься. Но, и это общее, единое решение российских зоозащитников - Мы не отступим! Мы будем требовать, добиваться принятия обещанного закона до последнего, всеми доступными нам методами и средствами. Мы больше не хотим, чтобы государство убивало самых беззащитных и преданных. Мы не хотим, чтобы безжалостно истребляло все живое вокруг. Потому что обучение добру примером государства и есть его самая главная функция. Хотелось бы, чтобы оно об этом вспомнило».

Вернуться назад